August 16th, 2006

Песня.



Я ОПЯТЬ НАМЕДНИ ОДИЧАЛ
Авторы музыки и стихов: Алексей Иващенко и Георгий Васильев.



Я опять намедни одичал, где же вы, здоровые задатки?
Раздражаться стал по мелочам, стал прощать большие недостатки.
Да неужто снова началось? Вновь содом, дурдом, неразбериха!
То ли радость это, то ли злость, все смешалось, все сплелось,
Лихо, мое лихо!

Так жена рвет в ярости чулки, потеряв надежду их заштопать.
Так, автопилоту вопреки, самолет нырком уходит в штопор.
Так баран с тупым упорством бьет черным лбом об изгородь кошары.
Я поплыл, я тронулся, как лед, и ночами напролет
Снятся мне кошмары.

Отгоняя прочь ночную жуть, я с утра до вечера корячусь.
Как шахтер, продукт произвожу, и в работе, как в болоте прячусь.
Исчезаю, сдав себя в наем, как в ночной туман на дне оврага,
Чтоб не видеть света даже днем! А, гори она огнем
Вся эта шарага!

Я зажат в железные тиски, я хриплю заезженной пластинкой,
А желанья рвут меня в куски, и ревут животные инстинкты.
И топочут дикие стада, я верчусь, мечусь, впадаю в детство.
Думал, дурь мою уймут года, а, выходит, никуда
От нее не деться!

Раз пошла такая пьянка.



Неустаревшее.

СКАЗАНИЕ О НОВЫХ ВРЕМЕНАХ В СЕЛЕ НЕПУТЕВКА.
(с) Иваси (Иващенко и Васильев)

Летают мухи низко
Ответственный момент:
По всей земле российской
Идет эксперимент.

Непутевка в парадном убранстве,
Из уезда приехал в село
Капитан - предводитель дворянства
И урядник с клинком наголо.

Донести повеление свыше
До селян предводитель спешит:
- Старый барин,- говорит,- на пенсию вышел,
Выбрать нового вам надлежит!

- Царь велел,- говорит урядник, -
Чтоб народ выбирал господ,
И я всех,- говорит,- запру в курятник,
Кто указ не признает!

Местный писарь прослыл скандалистом:
- Тут сомнение,- говорит,- вышло меж нас!
Не уступка ли социалистам
Этот мудрый царевый указ?

Но уверенность в души вселяя,
Предводитель ответ дал простой:
- Демократия,- говорит,- лишь укрепляет
Наш родной крепостнический строй.

- Слышь ты, писарь, - говорит урядник, -
Ты сомненья эти брось.
А не то,- говорит,- запру в курятник,
Чтоб с народом был поврозь

А народ разошелся - куда там!
- Мы готовы! Давно бы пора!
Мол, давай, выдвигай кандидатов,
И царю-государю ура!

А простая старушка Анисья
Из-под носа слезинку смела:
- Юрьев день,- говорит,- дождалися,
Неужели же я дожила!

- Эй ты, бабка,- говорит урядник,-
Ты язык-то прикуси,
А не то,- говорит,- запру в курятник,
Как ведется на Руси.

- Вот,- сказал предводитель дворянства,
За портретиком слазив в карман,-
- Граф Цимлянский, борец против пьянства,
Кандидат от российских дворян.

- Стойте, стойте,- вдруг писарь заахал,-
Здесь же кворума нет, ой-ой-ой!
А без него не избрать даже графа,
Хоть дворянство и наш рулевой.

- Ты дупло,- говорит урядник,-
Что мне кворум,- говорит,- твой? Ерунда!
Я запру,- говорит,- его в курятник
Ежли сыщется когда.

Вышла Фроська в богатом наряде:
- Мой мужи был бы барин,- говорит,- во !
Мы с семьею даем на подряде
Пять оброков взамен одного.

- Так уж лучше меня,- крикнул Степка,-
А не Фроськиного пентюха !
Я налью православным по стопке,
А масонам пущу петуха.

- Я вам кто ?,- прохрипел урядник,-
Я вам полицейский чин!
Щас запру,- говорит,- вас всех в курятник
Без дознательства причин.

Кто-то гикнул, рванули рубаху,
Кандидатов сыскалось штук семь.
Но сперва дисциплиною пахло,
А потом перестало совсем.

Выдвигали, как в пьяном угаре,
Аж ворота сорвали с петель.
Кто-то крикнул: - А хрен ли нам барин -
Дайте волю - устроим артель!

А по деревне ходит парень,
Вся рубаха в петухах.
Видно, парень очень смелый,
Не боится ничего.

Писарь крикнул: - Свободу печати!
Но народ его не поддержал,
Потому как глаголей да ятей,
Всех крючков этих не уважал.

Но зато как услышал про волю,
Да с землицей, да чтоб при коне,
То уж тут началося такое,
Что аж мухи прижались к стерне.

- Вы, хамье, умойте хари!,-
Предводитель зарычал,-
- Отпишу,- говорит,- государю
Эксперименты чтоб кончал!

Но стихию пойди обуздай-ка,
Заработав огромный фингал,
Только к ночи посредством нагайки
Всех в курятник урядник загнал.

А безвинной старушке Анисье
В толчее повалили плетень.
Вот те, бабушка, и дождалися,
Вот те, бабушка, и Юрьев день!

То березка, то рябина
Куст ракиты над рекой
Край родной на век любимый
Где найдешь еще такой
Непутевка, Непутевка, ты родная сторона
И никто нас не исправит - только мать сыра земля!

Режь последний огурец.



Тем более.

ДЕТИ ТИШИНЫ.
(с) Иваси

Как хорошо отбросить прочь сомненья и печали,
Как славно, если цель ясна и рядом есть друзья.
Hас сомневаться и страдать нигде не обучали -
Hас обучали понимать законы бытия.

И если гром средь бела дня гремит, не утихает,
И если свет кромсает ночь на клочья темноты -
Так, значит, где-то далеко обвалы громыхают
И кто-то шарит фонарем по улицам пустым ...

Мы не были шпаной, мы галстук пионерский
Сжимали в кулаках, от гордости смеясь,
Мы мыслями чисты и помыслами дерзки,
Мы замыслы свои несли из класса в класс.

Мы веру и любовь оттачивали в спорах,
Мы верили, что нам воздастся по труду,
Мы родились, когда страна стряхнула порох,
Похоронила прах и выветрила дух.

И мы учились вместе с ней не ахать и не охать,
Смотреть вперед и не смотреть на то, что за спиной,
И, что такое "хорошо" и что такое "плохо",
Учили, повернув тетрадь обратной стороной.

Hас не поймаешь на крючок приманкою дешевой,
Hам уготованы судьбой великие дела!
Мы так подкованы, что нам копыта жмут подковы,
И остается только грызть стальные удила.

Мы - дети тишины, без бурь и катаклизмов,
Историю борьбы мы знаем по кино,
Мы - внуки Октября, мы - правнуки царизма,
Мы - бешенная кровь опричнины шальной.

Так неужели ж боль, что спать мне не давала,
Что мучила меня, стыдом в груди горя, -
Hе более, чем гром далекого обвала
И еле видный свет ночного фонаря?..