September 9th, 2011

smoking drunk

Сон разума рождает чудовищ



Collapse )




Toxic
Britney Spears


Baby, can't you see?
I'm calling a guy like you
Should wear a warning
It's dangerous, I'm fallin'

There's no escape
I can't wait, I need a hit
Baby, give me it
You're dangerous, I'm lovin' it

Too high, can't come down
Losing my head
Spinning 'round and 'round
Do you feel me now?

With a taste of your lips
I'm on a ride
You're toxic, I'm slipping under
With a taste of poison paradise
I'm addicted to you
Don't you know that you're toxic?
And I love what you do
Don't you know that you're toxic?

It's getting late
To give you up
I took a sip from my devil cup
Slowly, it's taking over me

Too high, can't come down
It's in the air
And it's all around
Can you feel me now?

With a taste of your lips
I'm on a ride
You're toxic, I'm slipping under
With a taste of poison paradise
I'm addicted to you
Don't you know that you're toxic?
And I love what you do
Don't you know that you're toxic?

Don't you know that you're toxic?

With a taste of your lips
I'm on a ride
You're toxic, I'm slipping under
With a taste of poison paradise
I'm addicted to you
Don't you know that you're toxic?

With a taste of your lips
I'm on a ride
You're toxic, I'm slipping under
With a taste of poison paradise
I'm addicted to you
Don't you know that you're toxic?

Intoxicate me now
With your lovin' now
I think I'm ready now
I think I'm ready now
Intoxicate me now
With your lovin' now
I think I'm ready now

Болеслав Покой зажигает по-прежнему

Однажды – внезапно -- грянет гром. Блеснет молния. И часиксуалист поймет, что его Время Настало. Офисные рачки ударятся оземь -- и из возникших на их месте зеленых облачков выйдут суровые каратели в брезентовых куртках. Редакционные бездельники обернутся железными конармейцами. Завскладами превратятся в отряды самообороны – и вместе они отстроят заново тот рухнувший мир, в котором их десятилетиями заставляли жалко влачить.

Тот факт, что этот мир вот-вот рухнет, отметим – в рамках часиксуализма не подлежит сомнению: видите, как мир кренится? Упал очередной самолет, убита студентка, мать с детьми выгнана на улицу. Это же явно первые ласточки, первые раскаты, первые звоночки. Пора затаиться и выждать. Спасать мировое здание, пока оно в таком опасном наклоне, разумется, бессмысленно. Надо дождаться, когда оно рухнет – и тогда увидите, как здорово мы заново построим его из спасенных кирпичей.

Таким образом часиксуалист убивает дуплетом оба проклятых вопроса – «тварь я дрожащая или право имею» и «быть или не быть». Он отвечает им решительное «Имею! Быть! Но не сейчас».

Внутренний мир часиксуального современника больше всего напоминает анекдотический брежневский застой, устроенный себе самому. В роли пустоглазого инструктора из райкома, сообщающего о неопределенной продолжительности временных трудностях на пути к коммунизму – выступает сам часиксуалист. В роли слушателя, тоскующего в очереди за дефицитом – он же.

Вернемся к масс-культуре. Главное требование, предъявляемое этими сослагательными героями к произведениям – убеждать их, что Час Икс еще не наступил. Ибо его функция вообще не в том, чтобы наступать на самом деле – но в том, обезболивать текущее состояние часиксуалистов.