mormyshka (mormyshka) wrote,
mormyshka
mormyshka

Category:

В горах 2013 - 5



8 мая. Станция старой канатной дороги с расставленными вокруг нее ратраками сверху похожа на базу из старой компьютерной "стратегической" игры типа "Дюны". А тени от кресел канатки ползут по снегу, как мухи по пыльному стеклу, залитому солнечным светом. Иван Глебович присел отдохнуть на полдороге от станции Гарабаши к приюту Одиннадцати. Там пешком надо идти. Или можно доехать на ратраке или снегоходе. Если денег не жалко, местные джигиты лихо тебя донесут на своих железных конях чуть не до самого верха. И вот скрипишь на своих двоих по склону, а ратраки и снегоходы, как на Кутузовском, даром, что пробок пока еще нет. И облака дизельных выхлопов рождают в душе вопль в стиле футмана из Warcraft 2: Climb the mountains, they said... Breathe the fresh air, they said...



Домик, в котором мы ночевали. Собран из панелей с утеплителем - "сэндвичей". Довольно комфортно в нем. Два отделения с отдельными входами, в каждом три комнаты: две "спальни" и "столовая". Готовить на газе баллонном. 500 рублей с человека ночь удовольствие. На улице ветрище, но солнце жарит сквозь стекло, поставили ботинки сушить. Потом как-то потише стало, на улицу вытащили.



"Спальня". Двухэтажные полати, каждый этаж рассчитан на четырех человек. Всего в отделении домика, соответственно, помещается 16 человек. Когда в помещении аншлаг, приходится проветривать, никакое отопление не нужно. Довольно эффективная конструкция в смысле тепла - эти "сэндвичи". Со стыками только они не продумали. Когда народу много, снег на крыше начинает таять и протекать внутрь. Мы нагло заняли втроем одну из двух "спален", а пришедшая позже нас группа москвичей из девяти человек была вынуждена тесниться во второй. Студенты.



Вид в обратную сторону, на дверь. Самая ненадежная часть конструкции. Нет ручки и щели. Но нам на погоду повезло, ураганного ветра не случилось.



Туалет.



Белый домик наш. Почему-то он называется "Мария". Наверное, модель такая. Видны скалы Пастухова и почти - восточная вершина.



Домики, что располагаются ниже нашего. Видна зеленая палатка - кто-то экономит 500 рублей с человека. Мне было бы страшновато ночевать тут в палатке. Круглый купол в центре фотографии - восстановленная после пожара в 1998 году старая гостиница, построенная еще в 1932 году для альпинистов и ученых. Если я все правильно понял. На скалу над ней навинчено множество мемориальных досок по всяким поводам. У немцев во время войны тут была боевая позиция. Наши пытались выбить егерей с нее, но потерпели поражение. Потом немцы сами ушли, пришлось только лазить на Эльбрус, флаг оттуда нацистский снимать.



Склон Эльбруса и Главный Кавказский хребет за ним.



Видны обе вершины. Раньше восходили на восточную, по словам местного инструктора Саши, там с советских времен сохранилась плотно натоптанная тропа. Теперь ходят на западную, которая считается выше. Всего у Эльбруса пять вершин.



Если спрятаться от ветра за домиком, даже жарко может стать. Я ходил в сандалиях на босу ногу.



Вышло так, что мы совершали свою попытку восхождения 9 мая, когда не просто куча народу ломится вверх отметить праздник Победы, но и соревнования по спортивному бегу проводятся - забежать на Эльбрус. У этого вида спорта даже название есть, что-то типа sky running. Ну то есть ты идешь такой, два шага в минуту, умирающий от горняшки, а мимо тебя чуваки в трико - вжж-вжж - проносятся вверх. А потом вниз. А ты еще и до седловины не дошел. Вышли мы ночью, где-то в начале третьего. На горе уже полно фонариков было.



Лыжники. Я понимаю, камуса и все такое. Но, поскольку я от горных лыж, как от явления природы, весьма далек, странное это ощущение: ты тут на "кошках", а они - на лыжах.



Гора такая высокая, что наверху даже рассвет наступает раньше. В пять утра уже все отлично видно вокруг.



Лыжники, кстати, по моим ощущениям, почти все немцы были. Приезжают на 9 мая на Эльбрус и лезут. Наверное, какой-то свой национальный комплекс компенсируют. С другой стороны, посетители многих провинциальных музеев Великой Отечественной войны - в основном немцы. Живые ветераны и дети, внуки, приезжающие посмотреть на могилки своих пращуров. Иван Глебович рассказывал: был в Ржеве, зашел в музей, а там на лотке вся литература, альбомы и открытки на немецком. Основные, говорят, наши посетители, основные покупатели. И вот я смотрел на этих немцев и думал: уууу! проклятые фашисты! если вы на лыжах своих идете на Эльбрус, то уж русский человек не может не дойти! и дойдет! и дойду! Такая дополнительная мотивация у меня была.



С русским инструктором дедок иностранный идет. Мы с ним одно время наперегонки шли. Обгоним его, остановимся пофотографировать - он нас обгоняет. Мало того, что дедок весь седой, он еще почему-то в шапке шел, которая уши не закрывает. Не понял, зачем.



Люди и гора.



Известное природное явление, тень от Эльбруса при восходе солнца. Еще круче, когда солнце выше поднимается и тень представляет собой темную полосу, идущую поперек неба от вершины к горизонту. Но я к тому моменту был слишком поглощен передвиганием ног, так что упустил момент. И вообще особой художественной ценности последующие мои снимки не представляли. Наверное, погуглить можно на эту тему. Из фоток, что нашел я, наиболее близко к тому, что я видел, выглядит вот эта, но в реале все гораздо грандиозней. Все зависит от ракурса и момента съемки. Смысл такой, что везде уже утро, солнце взошло, но Эльбрус такой высокий, что его тень тянется до горизонта эдаким коридором тьмы. Но в стихах это просто прелестно (С).



Восход солнца - пожалуй, самое холодное время на горе, поскольку с первыми лучами солнца поднимается очень сильный ветер. Тут выяснилось, что мои спутники несколько легкомысленно отнеслись к подбору одежды для восхождения. Они начали замерзать. В конце концов они остановились и решили, что дальше идти не могут. Я же был и одет лучше, и меня как-то несло само собой наверх, типа, сейчас или никогда. Ну и фашисты проклятые, тоже. Я пошел дальше один. С двумя "барбарисками" в кармане, даже термос оставил.



А кто-то уже спускается. Я не понял, девушка уже с вершины или тоже не смогла.



Вообще, Эльбрус - это вулкан. И одна из опасностей там на нем - надышаться газов, которые, как пугал нас инструктор Саша, СВЯЗЫВАЮТ ГЕМОГЛОБИН. А без гемоглобина, понятно дело, какой Эльбрус. От скал Пастухова начинается так называемая "косая полка", узкая тропа, режущая по диагонали склон горы. С погодой мне сказочно повезло в тот день. Во-первых, в целом статистика такова, что успехом завершается лишь треть восхождений, из-за погодных условий. Бывает, люди приезжают, проводят под горой весь отпуск в ожидании погоды, и уезжают ни с чем. А во-вторых, в последние годы из-за общего изменения климата на горе почти не бывает снега. Лед слишком холодный и снег на него не ложится, все сдувает. Я представил себе, каково идти по "косой полке" без снега... Опасно. Люди гибнут каждый год. Как выразился инструктор Саша, "крадут людей, как будто их никогда и не было". Он вообще любит попугать, я понял. А в это 9 мая погода была идеальная, тропа размечена флажками и куча народу вокруг бодрости придавала. Потому что чем выше, тем менее понятно, спишь ты или еще бодрствуешь. Кислорода начинает недоставать мозгу? В таком полусонном состоянии я добрался до изображенной на снимке седловины между главными вершинами Эльбруса. Взял, так сказать, перевал. Сел отдохнуть, а передо мной стена с вертикальным подъемом дальше, на западную вершину, по которой ползут муравьи собратьев-альпинистов. Дилемма. Смотрю, народ вокруг бутылочки с жидкостями достает, чтобы восстановить баланс H2O в организме. А я уже, кажется, обе "барбариски" съел. И, это самое, непонятно до конца, сплю я или еще бодрствую. Пришлось подумать. Думал я так: я уже не пью алкоголь восемь лет. Одной из причин, по которой я так легко с алкоголем расстался, было то, что, насколько бы я пьян не был, я всегда сохранял полный контроль над своим рассудком. То есть, например, лежу я на коврике, восприятие реальности сузилось до окошка в потолке, как в сцене из фильма "Trainspotting", когда Иван Макгрегор закинулся нечистым наркотиком, а сознание отмечает: у, как интересно-то! НЕИНТЕРЕСНО. Посему, решил я, если я буду внимательно за собой следить и контролировать каждый шаг, то даже в таком полусонном состоянии смогу дойти. Ноги вроде пока идут. И пошел.
Однако, еще спешу поделиться озарением, которое настигло меня на седловине Эльбруса. Когда я туда пришел, мне захотелось, натурально, поссать. А там открытое такое пространство снежное, ни кустика, ни камушка. И я смотрю внимательно вокруг и слушаю. Слышу разговор возле палатки судей, которые отмечают бегунов на вершину - кто уложился в контрольное время, а кто нет - на ту же тему, поссать. Вот, говорят спросившему, видишь следы на снегу, которые ничем не заканчиваются? Вот это оно и есть. Пришлось воспользоваться тем же способом. И вот когда я делал свое дело на глазах у десятков собравшихся вокруг людей, а потом видел, как другие многие делают это на моих глазах, включая женщин, мне пришло в голову. Что горы лишают человека всего человеческого. И чем выше гора, тем меньше человеческого. Как не вспомнить тут про десятки трупов, украшающих тропу к вершине Эвереста, и связанные с этим страшные истории. Интересные, кстати, выводы из этого можно сделать относительно манеры поведения горских народов - в горах и на равнине...



Ну и вот она, вершина. На склоне меня заботливо спросили: вы участник? Нет, говорю, не участник. Вы, говорят, главное, не спешите. Я и не спешил. Тихо, тихо ползи, улитка, по склону Фудзи.



И я на вершине. С западной вершины видно Черное море, а с восточной - Каспийское. Палатка судей, где бегунам чайку выдавали. Я без чайка, понятное дело.



8 мая, когда мы вселялись в свой домик, народ как раз спускался с горы. И один из восходителей выразил свои ощущения так: стоишь на вершине, эйфория, все такое, а потом вспоминаешь, что еще ведь спускаться надо... Уйййй... Спускаться невыносимо долго. И к тому же лично во мне развился от спуска некий эротический эффект, о котором я уже вспоминал в связи со спуском с перевала Российских офицеров. Наверное, что-то происходит с кровообращением и все тело внутри начинает чесаться и щекотиться. Почесаться невозможно, поскольку ощущение это где-то глубоко внутри. Приходится все время идти, поскольку, если остановиться, то ноги от щекотки не держат и подламываются. Но идти все время в состоянии изнеможения, в котором я находился, было невозможно, и я несколько раз падал на спину и отдыхал. В лежачем состоянии внутренняя щекотка воспринималась гораздо острее и, более того, она начинала концентрироваться в области паха, так что было ощущение, что вот сейчас двинешь еще раз ногой и немедленно кончишь. Может, альпинисты (в отличие от горных туристов!) ходят в горы потому, что им бабы не дают? Тоже можно сделать далеко идущие выводы, как и с горскими народами.

Ну а внизу шорпа, хычины и "Грушевый". Тема Эльбруса закрыта.
Tags: Эльбрус-2013, горы, публицистика, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments